Царство Подземное. Пролог.

Он не шел, а почти бежал по коридору, подстегиваемый любопытством. Под босыми ногами привычно хлюпала жидкая грязь. Окружающая темнота не была ни пугающей, ни враждебной – она воспринималась так же привычно, как вечно сырой и насыщенный гнилостной вонью запах, которым пропитался каждый сантиметр пространства. В полном мраке ориентироваться было легко, лишь изредка пальцы касались выщербленных стен, на всякий случай проверяя направление.

Юный охотник торопился. Пока что его путь пролегал по знакомым местам, но вскоре – он безошибочно определил это по изменившемуся рельефу стен – должна была начаться неизведанная часть лабиринта. Так далеко он еще никогда не забирался.

Широко раскрытые глаза с огромными, во всю радужку, зрачками напряженно вглядывались во мрак. Где-то справа послышался шорох, но он не придал этому значения – тишина вокруг была полна еле заметных шумов, и они стали еще одной составляющей его повседневной жизни. Ни один из шорохов не мог означать опасность. Ничто в целом не могло вызывать такую странную и непривычную эмоцию, как страх, кроме одного, и начинающий следопыт зорко вглядывался в каждый поворот, ища любопытными глазами смутный ореол красного света. Появление этого явного признака опасности означало бы, что он близок к своей цели, и пора остановиться. Он пришел сюда не за тем, чтобы взглянуть на Алый Источник – слишком невероятными легендами тот был овеян, слишком непонятно было то, что при одном упоминании красного света взрослые мужчины племени падали на колени и закрывали руками лицо, покачивая головой – будто этот жест мог уберечь их от какого-то проклятья. Юный охотник на секунду замер, вспоминая, как Жрица уводила покорных мужчин к Алому Источнику, и они провожали оставшихся глазами, полными мутной влаги. Никто из них больше не возвращался в племя, и по вечерам на общем собрании взрослые охотники тихо перешептывались. Они говорили о том, чего он пока не знал, о чем мог судить лишь по обрывистым фразам, улавливаемым в те редкие мгновения, когда удавалось незаметно подкрасться к собравшимся поближе. Он был еще слишком мал, чтобы удостоиться внимания и объяснений Жрицы. «Ад», о котором говорили, понижая голос до едва уловимого шепота, был всего лишь еще одним неизвестным словом. Он не мог понять, что за сила повергала сильнейших его племени в состояние, которого он тоже пока толком не знал. Это состояние они называли страхом. Страх был редкой и никому до конца не понятной эмоцией. Молодые и уже начинающие стариться охотники передавали друг другу из поколения в поколение описание этого состояния, и лишь немногим удавалось испытать его – Подлинный Ужас. Это и были мужчины, ушедшие к алому свету. Избранные, которым было не дано поделиться своим величайшим открытием.

Так думал юный охотник, не сумевший победить свое любопытство и улизнувший в неведомые коридоры ради новых знаний.

Под ногами постепенно перестало хлюпать, и стены стали куда более сухими и гладкими. Пол ощутимо поднимался вверх, и уши уже не улавливали привычного капанья воды и редкого крысиного писка. Любопытство никуда не делось, но юный исследователь двигался теперь гораздо медленнее. И не только потому, что лабиринт был ему незнаком.

Из обрывков подслушанных бесед взрослых он твердо запомнил две вещи. Первая – никогда не пытаться найти Алый Источник. И вторая – на пути к Алому Источнику лежит Пограничное Пространство, заполненное ритуальными обрубками. Эти застывшие части, лежащие всегда неподвижно, не принадлежат этим коридорам. Они не принадлежат и Алому Источнику, хотя и хранят в себе частицу его света. Они служат границей между привычной жизнью и ужасами кровавого света. Ни один мужчина не может пройти через Пограничное Пространство без сопровождения жрицы.

Но я ведь не мужчина, думал маленький следопыт, бесшумно ступая по непривычно сухой земле. Жрица еще никогда со мной не говорила. Значит, обрубки не будут опасны для меня.

По расчетам юного охотника, прошло уже много времени с того момента, как он вышел в неизведанную часть коридоров. Полная тишина давно уже поглотила все вокруг, но он не обращал внимания на нее. Воздух в этой части был куда чище и доносил непонятные, но приятно щекочущие нос запахи. Один из запахов напомнил ему аромат съедобного мха, в изобилии растущего в некоторых заболоченных комнатах, и юный охотник двинулся на запах. За очередным поворотом он ощутил, как в ногу впилось что-то острое. Он наклонился и ощупал ступню. Крупный шип вонзился ему в пятку, не сумев пробить загрубевшую кожу, но ощутимо оцарапав ее. Охотник выдернул шип и отбросил к стене, чтобы по пути назад не наступить на него снова.

Впрочем, это было сделано явно напрасно – через пару шагов еще один такой же шип попытался проткнуть ему другую ногу. На этот раз юный исследователь не стал выбрасывать колючку, а покрепче сжал ее в кулаке и стал аккуратно ощупывать ногой землю перед собой. Еще несколько шипов разных размеров встретились ему один за другим. А потом рука наткнулась на что-то твердое и округлое. На ощупь это что-то было шероховатым, и от него исходил пряный запах мха. Оно не было таким холодным, как стена, но и не было теплым, как что-то живое. На всякий случай юный охотник ткнул в это нечто шипом – нечто никак не отреагировало. Маленькие пальчики быстро и настойчиво ощупали непонятный предмет. Округлое нечто лежало поперек узкого коридора, упираясь верхним концом в стену, и перегораживало проход. Взрослый бы не пролез, подумал юный исследователь, осторожно пробираясь под предметом, чтобы тут же впечататься лбом в еще один такой же.

Ему встретилось еще около десятка похожих  преград, пока он не достиг поворота, набив пару синяков. Некоторые преграды были покрыты наростами – кое-где маленькими и толстыми, но все чаще попадались длинные узенькие наросты, каждый из которых на конце делился на две или три части. Задумавшись над этим, неопытный охотник не сразу заметил, как за один из таких выступов неожиданно зацепились его волосы. Он дернул головой, освобождаясь, и вдруг понял, что отчетливо видит каждый нарост. Со всех сторон в мутном красном свете к нему тянулись десятки крючковатых уродливых пальцев, неестественно замерших в своей обманчивой неподвижности.

Незадачливый исследователь попытался освободиться из цепких пальцев. Это обрубки, пронеслось в голове. Он почти нашел Алый Источник, он подошел к его границам. Они не тронут меня, упрямо твердил он себе, тыкая шипом в узловатые наросты, «они ничего мне не сделают». Наконец, исцарапанный, он смог пробраться ближе к стене, где было посвободнее. Обрубки, казалось, перестали им интересоваться, хотя ни один из них на самом деле так и не пошевелился.

Юный охотник вжался в холодную голую стену, разглядывая странные предметы. Ничего подобного он никогда не видел. Ничего подобного и не могло быть в его мире. Это на самом деле грань, решил он, уже спокойно изучая обрубки. Здесь, в этом месте, разливалось какое-то странное ощущение непонятной гармонии – будто бы все шло так, как должно. Вот только предметы вокруг были чужими, и сам порядок вещей был иным, хотя и неуловимо более правильным. Он не мог выразить этого даже мысленно, но чувствовал всей кожей. Юный охотник прикрыл глаза, и в этот момент тишина треснула по швам, разрываемая диким криком издалека. Это был крик мужчины, взрослого охотника, и юному следопыту показалось, что он узнал голос. Кричал один из тех, кого увели два общих собрания назад.

Читать далее — Глава 1aroow1

© Plush&Homa CG. All rights reserved.

Копирование материалов с данного сайта разрешается только с согласия владельцев.

По всем вопросам пишите на plushoma@yandex.ru.

Информация об авторе

Ник: XOMA




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 2 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>